Milli İrsimiz. Часть 2

Первая часть

30 August | Asli

Предисловие к данной статье

Несколько месяцев назад читала о Марселе Дюшане и о том, как самая знаменитая из его работ «Фонтан» (обычный писсуар) на самом деле принадлежит эксцентричной поэтессе Эльзе Плёц.

Дюшан заврался также как и Уолтер Кин, который годами присваивал себе работы жены, только в случае недавно экранизированной Тимом Бертоном истории Big Eyes, справедливость восторжествовала. В случае с «Фонтаном», арт-мир пока что не готов официально признать то, что боготворение Дюшана как основоположника современного концептуального искусства основано на лжи. Однако оба эти примера являются вводными в борьбу за справедливость.

 

Ближе к делу…

Моя история не столь разоблачительна, и не про плагиат, а скорее всего о забвении. На сегодняшний день то, что знаменитая опера «Турандот» Джакомо Пуччини по своему сюжету идентична истории из произведения Низами Гянджеви остается все еще малоизвестным фактом. Почти все, кому я ее ни рассказываю, искренне удивляются. Удивилась и я, обнаружив эту связь совершенно случайно, на волне поиска себя и ответа на вопрос, что же делает меня азербайджанкой, и как не растерять свою национальную и культурную принадлежность, проживая длительное время за границей.

Все началось с того, что пару лет назад я загорелась желанием поставить балет «Семь Красавиц» в Европе. Через сокурсника по Bocconi, который оказался семейным другом театрального сценографа Энцо Фригерио (Ezio Frigerio)  и его оскароносной супруги Франки (Franca Squarciapino), я познакомилась с этой интересной парой. Несмотря на свой преклонный возраст, супруги на тот момент активно работали и успешно поставили балет «Спящая Красавица» в Астане в честь 15-летия празднования новой столицы Казахстана. В их загородом доме на озере Комо мы говорили о том, какие снобы управляют знаменитыми оперными театрами, как паре не нравится акустика в Большом после его реконструкции и как вообще трудно продвигать что-то новое на мировых театральных площадках. Идея балета им очень понравилась, и они при мне начали обзванивать своих друзей, спросить совета, какая балетная труппа подошла бы для спектакля. Прощались мы в надежде встретиться снова и планировать следующие шаги…

По странному стечению обстоятельств, после этой встречи меня «сослали» по работе именно в Казахстан на долгие месяцы и о моей театральной мечте пришлось забыть, тем более, что она никак не вязалась с интенсивной работой в консалтинговом проекте для одного из мировых лидеров сыро-молочной продукции. Свободного времени оставалось не так много, и все же монотонно скучные вечера пребывания в гостинице после работы я решила скрасить изучением либретто балета и просмотром записей на канале YouTube. Советская постановка мне казалась неестественной, а в новой версии 2008-го года чувствовалась какая-то незавершенность, хоть либретто достоверно повторяло сюжет поэмы. Но, если есть вопросы, лучше обратиться к первоисточнику – самому Низами и его невероятно глубокой философии и сплетению сюжетов! Кто не читал, советую – Вас ждет много открытий! Из школьной программы я не очень помнила содержание поэмы (к слову мы не читали оригинал, а ограничились конспектами учителя по литературе), поэтому я села читать Низами впервые. Так вот, «Хафт пейкар» или «Бахрам-Намэ» 1197-го года (в русском переводе известная как «Семь красавиц») – поэма о любви, всех ее проявлениях и о семи цветах, с которыми ассоциируется любовь, начиная от самой порочной, темной, закончившейся физическим насилием, и до самой светлой и трогательной, когда влюбленные решили остаться непорочными до свадьбы. У Низами любви без секса не бывает, и его воображению с подборкой метафор интимным отношениям, наверное, позавидует любой автор любовных романов!

Но самым большим открытием и удивлением для меня было то, что история Славянской принцессы, рассказанная шаху Бахраму о красном цвете – это сюжет последней оперы Джакомо Пуччини «Турандот», которую многие знают по арии в исполнении Паваротти – Nessun Dorma. Для сравнения предлагаю ознакомиться с либретто оперы и историей принцессы у Низами.

TURANDOT-saprtito-brunelleschi

Так выглядят первые ноты для оперы “Туандот” 1926-го года с иллюстрациями Брунелески, которые я впервые увидела в антикварном книжном магазине в Милане, а совсем недавно купила на аукционе Ebay! 

Общепринятая и растиражированная версия написания «Турандот» Пуччини, которую можно найти в любой книге, рассказывает о том, как композитор прочел пьесу Фридриха Шиллера 1801 года, которую тот написал по произведению Гоцци «Турандот» 1762 года. Я стала искать ответ на два вопроса: откуда Гоцци взял историю и был ли он знаком с произведением Низами. По словам моего знакомого композитора и исследователя творчества Пуччини Лоренцо Ферреро, «мы можем быть уверены в том, что Гоцци читал Делакруа.» Французский писатель Делакруа в своем сборнике «Тысяча и один день» (не путать с «Тысяча и одной ночью» Вильгельма Гауфа) написал историю Низами из “Семи красавиц”. Лоренцо добавил, что «[сам Делакруа] утверждал, что потерял «персидскую книгу», из которой он «перевел» эту историю, не упоминая автора [оригинального произведения]. Возможно, Делакруа и не знал, что истории, описанные им в «Тысяча и одном дне», имеют авторов. Уже в 18-м веке эта история [отрывок-рассказ Славянской принцессы] становится частью всеобщего наследия». У Делакруа безымянная принцесса-славянка Низами обретает имя «Турандот» – «Дочь земель Турана».

Хотя профессор Джиавери из Университета Турина выдвигает версию о том, что Пуччини могла быть известна статья о Низами и его произведениях, которая вышла в двадцатые годы, в архивах дома-музея композитора в Тоскане, а также компании Casa Riccordi и музее Teatro alla Scala прямых доказательств я не нашла. Искала я книги Низами или упоминание о нем и в доме-музее Шиллера в Германии, но и там не произошло сенсационного открытия. Получается, что во время написания оперы о Низами возможно и не знали, а сейчас о нем и напрочь забыли, и многие музыковеды даже не осведомлены о первоисточнике оперы Пуччини. На мой прямой вопрос директору, отвечающему за всю печатную продукцию оперного театра Ла Скала, Франко Пульчини, последовало объяснение, что оперные театры больше интересует музыкальная составляющая, а либретто и его история второстепенны. Однако, он дал мне нужное направление, посоветовав обратиться к брошюре «Турандот» 2010/2011 сезона Ла Скала, где в своей статье «Giunge da lontano, la principessa crudele…» профессор Мария Тереза Джиавери делает сравнительный анализ поэмы Низами и либретто оперы Пуччини. К нашему общему сожалению, ее предложение выпустить отдельную книгу о Низами и его образе принцессы, которая всем стала известна под именем Турандот, дирекция театра отвергла. С приходом нового директора Александра Перейра Ла Скала поменяла позицию по ряду вопросов, и в брошюре 2015 года упоминание о Низами, к сожалению, отсутствует.  (Я обращаюсь с надеждой к нашим меценатам изыскать возможность помочь госпоже Джиавери в выпуске ее книги, а в дальнейшем и проведении конференции, посвященной творчеству Низами.) Общение с госпожой Джиавери стало моим третьим полноценным интервью-встречей с международными экспертами на тему «культурного моста Низами-Пуччини». По мере возможности, я буду публиковать мое общение со специалистами по Восточной литературе, исследователями творчества Пуччини и работниками мировых оперных театров (неудивительно, первым в списке идет моя любимая Ла Скала).

Но встрече с профессором Джиавери и спонтанно начавшимся циклом общения со специалистами, предшествовали месяцы посещения всех книжных магазинов Милана, запись в несколько библиотек с целью поиска какой-то информации о Низами в книгах об опере и композиторе Пуччини. Почти отчаявшись и получив долю насмешек от знакомых своей обсессией Низами, я решила обратиться к специалистам разных сфер и трех континентов – литературоведам, ориенталистам, музыковедам. Приятно удивила их открытость и желание помочь в изучении вопроса. Ведущим специалистам Колумбийского, Принстонского, Оксфордского и Кембриджского университетов, знаменитым композиторам или директорам музеев не нужно было знать ровным счетом ничего обо мне, они без проблем приглашали меня домой на чашку чая, давали личные контакты и дарили свои книги, в то время как в некой бакинской инстанции с именем Низами в названии, на мою просьбу поделиться со мной именами (даже не контактами!) исследователей творчества Низами, запросили мой CV, нынешнее место работы и детальное описание, зачем мне нужны имена этих «важных людей». Было и обидно, и смешно! Конечно, никакой помощи от них, даже после того, как я все объяснила не последовало… ну и ладно!

За время моего изучения данного вопроса, я поняла, что информация о Низами и «Турандот» остается в рамках узкого круга специалистов и описывается в нескольких малочитаемых блогах, а из серьезных источников, проскальзывает мельком в качестве одного предложения в англоязычной версии Википедии и проекте колумбийского университета Encyclopedia Iranica. Там же упоминается швейцарский исследователь Мейер, который в 1941 году опубликовал статью “Turandot in Persien” – это одно из самых ранних упоминаний о первоисточнике. Но этих капель в Интернете недостаточно для популяризации информации о том, что отрывок из поэмы Низами лег в основу нескольких произведений и в итоге стал оперой Пуччини. Какой-то весомой книги на этот счет также пока не было опубликовано, поэтому есть, куда стремиться отечественным и иностранным исследователям и ученным. Приятно то, что за последние несколько лет имя Низами редко, но все же всплывает при упоминании оперы Пуччини. Вот несколько примеров: сайт радио в Калифорнии, информационный портал World Concert Hallконференция в Лейдене и оперный театр в Софии (особое спасибо автору за то, что он не радикально называет Низами персом, а готоврит о том, что Низами можно считать азербайджанским поэтом!).

IMG_5953 copy В театре Ла Скала, помимо программок, которые печатаются для каждого вчера, есть брошюры, рассказывающие о постановке, и книга-издание на каждый оперный сезон. У них нет ISBN кода и я не могла долгое время найти такую книгу сезона 2010-2011 года, когда в Ла Скале в последний раз ставилась опера. Именно в ней профессором Марией Терезой Джиавери была написана статья о Низами, но эту статью не найти ни на сайте театра, ни в где-либо в Интернете. В итоге, я попросилась в архив музея Ла Скала, чтоб почитать статью хотя бы там! Не прошло и трех месяцев, как в магазин Ла Скала, где, как я узнала, эксклюзивно продаются эти брошюры привезли со склада по моему запросу этот редкий экземпляр! А профессор Джиавери во время личной встречи дала согласие на перевод текста! Теперь дело за Ла Скала, которая обладает совместными авторскими правами. Если дирекция даст добро, в скором времени мы переведем эту статью с итальянского на русский и азербайджанский!

Screenshot 2015-07-20 21.17.24

Первая брошюра “Турандот” от 25 апреля 1926-го года

Turandot 2015

Брошюра “Турандот” от 1 мая 2015-го года

Продолжение следует…

  • #asli
  • #likbez
  • #milli irsimiz
  • #nizami
  • #puccini
Второй Семейный Фестиваль в АНМИ
Второй Семейный Фестиваль в АНМИ

Смешные и не очень истории, выводы и планы на будущее.

4 April
Пойдём в музей, Оксана!
Пойдём в музей, Оксана!

Новогодняя акция!

3 January
Про келагаи
Про келагаи

26 ноября – День Келагаи .

25 November
Семейный Фестиваль
Семейный Фестиваль

Вопросы и ответы.

22 June
Волшебный Ковер Али и Зюмрюд
Волшебный Ковер Али и Зюмрюд

Отрывок из сказки.

1 June
Я поведу тебя в музей…
Я поведу тебя в музей…

Часть первая: Начало.

25 May
Frieze London 2015
Frieze London 2015

Экскурсия по знаменитой выставке.

14 October
Milli İrsimiz. Часть 3
Milli İrsimiz. Часть 3

О Низами и борьбе за справедливость.

2 September
Milli İrsimiz. Часть 2
Milli İrsimiz. Часть 2

О Низами и борьбе за справедливость: Подробности.

30 August
Milli İrsimiz
Milli İrsimiz

О Низами и борьбе за справедливость.

26 August